Эксперимент в истории психологии

Эксперимент в истории психологии

Метод эксперимента не является единственным путем познания в психологии. Он стал главенствующим по мере развития психологии как точной науки в связи с ее общими теоретическими положениями и применением в практике.

Как известно, внимание психологов – рационалистов было направлено на разграничение в психике человека отдельных «душевных способностей». Психология сводилась к их описанию.

Представители так называемой «понимающей» психологии (Э. Шпрангер, В Дильтей) отрицали дробление психики на отдельные процессы и функции, признавая неделимость, единство психического. Они считают, что психику нельзя объяснить, ее можно только понять. Это положение понимающей психологии нашли свое отражение в концепции психологов – экзистенциалистов.

Рационалистическая эмпирическая психология принесла иное понимание метода исследования. С ее развитием начинает внедряться в психологию метод эксперимента (В. Вундт, Г. Эбингауз, Э. Титченер). По их мнению, психика разделена на отдельные функции – «полочки» памяти, внимания, восприятия и .т. д. и психологическое исследование сводилось к исследованию этих отдельных функций.

Метод эксперимента начинает проникать в психиатрию и неврологию. В 1896 г. А.А. Токарский писал о необходимости эксперимента и недостаточности метода наблюдения.

В XIX веке доминирующим методом познания психики человека был метод интроспекции. Самонаблюдение – наблюдение субъекта за содержанием и актами собственного сознания. Интроспекция являлась первым и единственным методом, непосредственно и прямо фиксирующим психологические факты.

В науке того времени господствовал идеал естественно научного знания, которому интроспективный метод не соответствовал, т.е. психология не могла считаться наукой, только при наличии объекта, реальность которого так же достоверна, как и реальность объектов естественных наук. С этих позиций самонаблюдение является «субъективным» и поэтому не может быть достоверным. Это препятствие преодолевал В. Вундт, применяя для исследования психических явлений в своей лаборатории объективный метод – эксперимент.

Итак, методу интроспекции, который долгое время считался единственным методом познания психического, был противопоставлен метод эксперимента, позволяющий раскрыть законы психики и разрабатывать на этой эмпирической основе теорию психологии.

Экспериментом называется искусственное изменение условий наблюдения с целью определения отношений между явлением и условиями его возникновения. В психологии эксперимент имеет решающее значение: только посредством эксперимента психология становится наукой и только при помощи его она может освободиться от бесплодных и произвольных гипотез. Ближайшая задача психологии заключается в том, чтобы изучить психологическое содержание. Психологическое содержание состоит из ощущений, восприятий, представлений, понятий, ассоциативных сочетаний этих величин, чувств, действий и т. д. мы имеем возможность посредством эксперимента изучить психологическое содержание.

Методы психологического исследования в зависимости от указанных психических величин разделяются на следующие:

методы анализа ощущений.

методы анализа восприятий методы измерения времени психических процессов.

методы анализа воспроизведений:

а) простых воспроизведений;

б) сложных воспроизведений.

4. методы анализа сложных психических актов.

Таким образом, уже в конце 19 века лучшие представители нашей науки приходили к выводу о необходимости экспериментального исследования психических явлений.

Необходимость экспериментального исследования стала особенно очевидной в начале XX века. Так, известный представитель гештальтпсихологии К. Левин настаивал на том, что развитие психологии должно идти не по пути собирания эмпирических фактов, а что решающей в науке является теория, которая должна быть подтверждена экспериментом. Не от эксперимента к теории, а от теории к эксперименту – генеральный путь научного анализа. Психология должна стремиться к нахождению психологических закономерностей. К. Левин подчеркивал это положение. Он говорил, что задачей психологической науки должно быть предсказание индивидуальных явлений на основании закона. Но они предсказуемы только при наличии достоверной теории. Критерием научной достоверности является не повторяемость единичных фактов, а наоборот, единичные факты должны подтвердить теорию. Такой подход Левин назвал «переходом от аристотельского мышления к галилеевскому». Для мышления Аристотеля было характерно утверждение, что мир гетерогенен, что каждому явлению присуща свойственная именно ему имманентная закономерность: дым поднимается кверху, потому что он легкий; камень падает вниз, потому что он тяжелый. Галилей установил, что мир гомогенен. Всякое отдельное явление подчиняется общим закономерностям. Исследование должно выявить эти общие закономерности и условия, при которых это явление развивалось. Левин считал, что психология должна использовать галилеевсоке мышление. Поэтому эксперимент должен быть строго продуман: необходимо создать определенные условия, чтобы получить, вычленить изучаемое явление. Иными словами, различение аристотельского и галилеевского подходов по отношению к психологическому исследованию означает переход от описательного метода к конструктивному. Аристотельский метод в психологии состоит в том, что причина отождествляется с сущностью изучаемого явления, в результате чего научное объяснение сводится к классификации. Галилеевский же метод предполагает теоретическое объяснение фактов на основе целостной системы причинных соотношений. Эксперимент в психологии призван давать объяснительную характеристику, а не установление факта, он должен объяснять причину.

1. Мальчик, которого воспитали как девочку (1965-2004 гг.)

В 1965 году восьмимесячный мальчик Брюс Реймер, который родился в канадском Виннипеге, по совету врачей подвергся процедуре обрезания. Однако из-за ошибки хирурга, который проводил операцию, у мальчика был полностью поврежден пенис. Психолог Джон Мани из университета Джона Хопкинса в Балтиморе (США), к которому обратились за советом родители ребенка, посоветовал им «простой» выход из сложной ситуации: сменить пол ребенка и воспитать его как девочку, пока он не вырос и не начал испытывать комплексы по поводу своей мужской несостоятельности.

Сказано — сделано: вскоре Брюс стал Брендой. Несчастные родители не догадывались, что их ребенок стал жертвой жестокого эксперимента: Джон Мани давно искал возможности доказать, что половая принадлежность обусловлена не природой, а воспитанием, и Брюс стал идеальным объектом наблюдения.

Мальчику удалили яички, и затем на протяжении нескольких лет Мани публиковал в научных журналах отчеты об «успешном» развитии своего подопытного. «Вполне понятно, что ребенок ведет себя как активная маленькая девочка и ее поведение разительно отличается от мужского поведения ее брата-близнеца», — уверял ученый. Однако и родные дома, и учителя в школе отмечали у ребенка типичное поведение мальчика и смещенные восприятия.

Хуже всего было то, что родители, которые скрывали от сына-дочери правду, испытывали сильный эмоциональный стресс. В результате у матери наблюдались суицидные наклонности, отец стал алкоголиком, а брат-близнец постоянно пребывал в депрессии.

Когда Брюс-Бренда достиг подросткового возраста, ему стали давать естраген, чтобы стимулировать рост груди, а потом Мани стал настаивать на новой операции, во время которой Бренди должны были сформировать женские половые органы. Но тут Брюс-Бренда взбунтовался. Он наотрез отказался делать операцию и перестал приезжать на приемы к Мани.

Одна за другой последовали три попытки самоубийства. Последняя из них закончилась для него комой, но он выздоровел и начал борьбу за возвращение к нормальному существованию — как человек. Он сменил имя на Дэвид, обстриг волосы и начал носить мужскую одежду. В 1997 году он прошел через серию реконструктивных операций, чтобы вернуть физические признаки пола. Он также вступил в брак с женщиной и усыновил троих ее детей. Однако хеппи-энда не получилось: в мае 2004 года, после разрыва с женой, Дэвид Реймер покончил жизнь самоубийством в возрасте 38 лет.

Читайте также:  Мфу canon i sensys mf3010 инструкция

2. «Источник отчаяния» (1960 год)

Свои жестокие эксперименты Гарри Харлоу проводил на обезьянах. Исследуя вопрос социальной изоляции индивидуума и методов защиты от нее, Харлоу отбирал дитя обезьяны у его матери и помещал в клетку в полном одиночестве, причем выбирал тех детенышей, у которых связь с матерью была наиболее прочной.

Обезьяну удерживали в клетке год, после чего ее отпускали. У большинства особей обнаруживались различные психические отклонения. Ученый сделал следующие выводы: даже счастливое детство не является защитой от депрессий.

Результаты, мягко говоря, не впечатляют: такой вывод можно было сделать и без проведения жестоких экспериментов над животными. Впрочем, движение в защиту прав животных началось именно после опубликования результатов этого эксперимента.

3. Эксперимент Милгрема (1974 год)

Эксперимент Стэнли Милгрема из Йельского университета описан автором в книге «Подчинение авторитету: экспериментальное исследование».

В опыте участвовал экспериментатор, подопытный и актер, который играл роль другого подопытного. В начале эксперимента между подопытным и актером «жеребьевкой» распределялись роли «учителя» и «ученика». На самом деле подопытным всегда доставалась роль «учителя», а нанятый актер всегда был «учеником».

«Учителю» перед началом эксперимента объясняли, что цель опыта — якобы выявить новые методы запоминания информации. Однако экспериментатор исследовал поведение человека, который получает от авторитетного источника указания, расходящиеся с его внутренними поведенческими нормами.

«Ученика» привязывали к креслу, к которому был прикреплен електрошокер. Как «ученик», так и «учитель» получали «демонстрационный» удар током в 45 вольт. Далее «учитель» шел в другую комнату и должен был по голосовой связи давать «ученику» простые задачи на запоминание. При каждой ошибке ученика подопытный должен был нажимать на кнопку, и ученик получал удар током в 45 вольт. На самом деле актер, который играл роль ученика, только притворился, что получает удары тока. Затем после каждой ошибки учитель должен был увеличивать напряжение на 15 вольт.

В какой-то момент актер начинал требовать прекратить эксперимент. «Учитель» начинал сомневаться, а экспериментатор на это отвечал: «Эксперимент требует, чтобы вы продолжали. Продолжайте, пожалуйста ». Чем больше нарастал ток, тем больший дискомфорт демонстрировал актер. Затем он выл сильной боли и наконец срывался на крик.

Эксперимент продолжался до напряжения 450 вольт. Если «учитель» колебался, экспериментатор заверял его, что берет на себя полную ответственность за эксперимент и за безопасность «ученика» и что эксперимент должен быть продолжен.

Результаты оказались шокирующими: 65% «учителей» дали разряд в 450 вольт, зная, что «ученик» испытывает страшную боль. Вопреки всем предварительным прогнозам экспериментаторов, большинство подопытных подчинились указаниям ученого, руководившего экспериментом, и наказывали «ученика» електрошком, причем в серии опытов из сорока подопытных ни один не остановился до уровня 300 вольт, пятеро отказались подчиняться лишь после этого уровня, а 26 «учителей» из 40 дошли до конца шкалы.

Критики заявили, что подопытных гипнотизировал авторитет Йельского университета. В ответ на эту критику Милгрем повторил опыт, наняв скудное помещение в городке Бриджпорт (штат Коннектикут) под вывеской «Исследовательская ассоциация Бриджпорта». Результаты качественно не изменились: 48% подопытных согласились дойти до конца шкалы. В 2002 году сводные результаты всех схожих экспериментов показали, что до конца шкалы доходят от 61% до 66% «учителей», независимо от времени и места эксперимента.

Выводы из эксперимента следовали ужасные: неизвестная темная сторона человеческой натуры склонна не только бездумно подчиняться авторитету и выполнять немыслимые указания, но и оправдывать собственное поведение полученным «приказом». Многие участники эксперимента испытывали преимущество над «учеником» и, нажимая на кнопку, были уверены, что тот получает по заслугам.

В целом результаты эксперимента показали, что потребность подчиняться авторитету укоренилась в нашем сознании настолько глубоко, что подопытные продолжали выполнять указания, несмотря на моральные страдания и сильный внутренний конфликт.

4. Приобретенная беспомощность (1966 год)

В 1966 году психологи Марк Селигман и Стив Майер провели серию экспериментов на собаках. Животных поместили в клетки, предварительно разделив на три группы. Контрольную группу через какое-то время отпустили, не причинив никакого вреда, вторую группу животных подвергали повторяемым ударам тока, которые можно было прекратить нажатием рычага изнутри, а животных третьей группы подвергали внезапным ударам тока, которые никак нельзя было предотвратить.

В результате у собак выработалась так называемая «приобретенная беспомощность» — реакция на неприятные раздражители, основанная на убежденности в беспомощности перед окружающим миром. Вскоре у животных начали появляться признаки клинической депрессии.

Через некоторое время собак из третьей группы выпустили из клеток и посадили в открытые вольеры, из которых легко можно было убежать. Собак вновь подвергли воздействию электрического тока, однако ни одна из них даже не подумала о побеге. Вместо этого они пассивно реагировали на боль, воспринимая ее как нечто неизбежное. Собаки усвоили для себя из предыдущего негативного опыта, что бегство невозможно и больше не совершали попыток выскочить из клетки.

Ученые предположили, что человеческая реакция на стресс во многом напоминает собачью: люди становятся беспомощными после нескольких неудач, идущих одна за другой. Неясно только, стоил ли такой банальный вывод страданий несчастных животных.

5. Малыш Альберт (1920 год)

Джон Уотсон, основоположник бихевиористского направления в психологии, занимался исследованиями природы страхов и фобий. Изучая эмоции детей, Уотсон среди прочего заинтересовался возможностью формирования реакции страха относительно объектов, которые раньше его не вызывали.

Ученый проверил возможность формирования эмоциональной реакции страха белой крысы у 9-месячного мальчика Альберта, который крыс совсем не боялся и даже любил с ними играть. Во время эксперимента в течение двух месяцев ребенку-сироте из приюта показывали ручную белую крысу, белого кролика, вату, маску Санта-Клауса с бородой и т.д. Через два месяца ребенка посадили на коврик посреди комнаты и разрешили поиграть с крысой. Вначале ребенок совершенно не боялся ее и спокойно игрался. Через некоторое время Уотсон начал бить железным молотом по металлической пластине за спиной ребенка каждый раз, когда Альберт прикасался к крысе. После повторения ударов Альберт начал избегать контакта с крысой. Спустя неделю опыт повторили — в этот раз по пластине ударили пять раз, просто запуская крысу в колыбель. Ребенок плакал, когда увидел белую крысу.

Еще через пять дней Уотсон решил проверить, будет ли ребенок бояться похожих объектов. Мальчик боялся белого кролика, ваты, маски Санта-Клауса. Поскольку громких звуков при показе предметов ученых не издавал, Уотсон сделал вывод о переносе реакций страха. Он предположил, что очень многие страхи, антипатии и тревожные состояния взрослых формируются еще в раннем детстве.

Увы, Уотсону так и не удалось лишить Альберта страхабез причины , который закрепился на всю жизнь.

6. Эксперименты Лендиса: спонтанные выражения лица и подчиненность (1924 год)

В 1924 году Карин Лендис из университета Миннесоты начал изучать человеческую мимику. Эксперимент, задуманный ученым, имел целью выявить общие закономерности работы групп лицевых мышц, отвечающих за выражение отдельных эмоциональных состояний, и найти мимику, типичную для страха, растерянности или других эмоций (если считать типичной мимику, характерную для большинства людей).

Читайте также:  Как убрать подчеркивание у ссылок css

Подопытными стали его студенты. Чтобы сделать мимику более выразительной, он нарисовал на лицах подопытных линии пробковой сажей, после чего демонстрировал им нечто, способное вызвать сильные эмоции: заставлял их нюхать аммиак, слушать джаз, смотреть на порнографические картинки и засовувать руки в ведра с лягушками. В момент выражения эмоций студентов фотографировали.

Последнее испытание, которое Лендис приготовил для студентов, возмутило широкие круги ученых-психологов. Лендис просил каждого подопытного отрезать голову белой крысы. Все участники эксперимента сначала отказывались это сделать, многие плакали и кричали, но впоследствии большинство из них согласились. Хуже всего то, что большинство участников эксперимента в жизни и мухи не обидели и совершенно не представляли, каким образом осуществлять приказ экспериментатора. В результате животным причинили немало мук.

Последствия эксперимента оказались гораздо более важными, чем сам эксперимент. Никакой закономерности в выражении лица ученым обнаружить не удалось, однако психологи получили доказательство того, как легко люди готовы подчиниться авторитету и сделать то, что в обычной жизненной ситуации не сделали бы.

7. Исследование влияния наркотиков на организм (1969 год)

Следует признать, что некоторые эксперименты, проведенные на животных, помогают ученым изобрести лекарства, которые в дальнейшем могут спасти десятки тысяч человеческих жизней. Однако некоторые исследования переходят все границы этики.

Примером может служить эксперимент, призванный помочь ученым понять скорость и степень привыкания человека к наркотическим веществам. Опыт проводили на крысах и обезьянах как на животных, наиболее близких к человеку физиологически. Животных приучали самостоятельно впрыскивать себе дозу определенного наркотика: морфин, кокаин, кодеин, амфетамин и т.д. Как только животные научились самостоятельно "колотся", экспериментаторы оставили им большое количество препаратов и начали наблюдение.

Животные настолько растерялись, что некоторые из них даже пытались бежать, причем, находясь под действием наркотиков, они калечились и не чувствовали боли. Обезьяны, принимавшие кокаин, начали страдать от конвульсий и галлюцинаций: несчастные животные вырывали себе фаланги пальцев. Обезьяны, которые «сидели» на амфетамине, повыдергивали с себя всю шерсть. Животные-«наркоманы», которые предпочитали «коктейль» из кокаина и морфина, умирали в течение 2 недель после начала приема препаратов.

Несмотря на то, что целью эксперимента было понять и оценить степень воздействия наркотиков на организм человека с намерением дальнейшей разработки эффективного лечения наркозависимости, способы достижения результатов трудно назвать гуманными.

8. Стэнфордский тюремный эксперимент (1971 год)

Эксперимент с «искусственной тюрьмой» не задумывался как что-то неэтичное или вредное для психики участников, однако результаты этого исследования поразили общественность.

Известный психолог Филипп Зимбардо решил изучить поведение и социальные нормы индивидуумов, попавших в нетипичные для них условия тюрьмы и вынужденых играть роли заключенных или надзирателей. Для этого в подвале факультета психологии оборудовали имитацию тюрьмы, а студентов-добровольцев (24 человека) разделили на «заключенных» и «надзирателей». Предполагалось, что «заключенные» поставлены в ситуацию, когда они будут испытывать личностную дезориентацию и деградацию, вплоть до полной деперсонализации. «Надзирателям» не дали никаких специальных инструкций относительно их ролей.

Вначале студенты не очень и понимали, каким образом им следует играть свои роли, но уже на второй день эксперимента все встало на свои места: восстание «заключенных» было жестоко подавлено «надзирателями». С этого момента поведение обеих сторон в корне изменилась. «Надзиратели» разработали специальную систему привилегий, призванную разъединить «заключенных» и посеять в них недоверие друг к другу — поодиночке они не так сильны, как вместе, а значит, их легче «охранять». «Надзирателям» начало казаться, что «заключенные» в любой момент готовы поднять новое «восстание», и система контроля ужесточилась до предела: «заключенных» не оставляли наедине с собой даже в туалете.

В результате «заключенные» стали испытывать эмоциональные расстройства, депрессию, беспомощность. Через некоторое время посетить «заключенных» пришел «тюремный священник». На вопрос, как их зовут, «заключенные» чаще всего называли свои номера, а не имена, а вопрос, как они собираются выбираться из тюрьмы, ставил их в тупик.

Оказалось, что «заключенные» абсолютно вжились в свои роли и начали ощущать себя в настоящей тюрьме, а «надзиратели» почувствовали настоящие садистские эмоции и намерения относительно «заключенных», которые еще за несколько дней до того были их добрыми друзьями. Казалось, обе стороны абсолютно забыли, что все это — лишь эксперимент.
Хотя опыт был запланирован на две недели, его прекратили досрочно через шесть дней по этическим соображениям.

9. Проект «Аверсия» (1970 год)

В армии ЮАР в период с 1970 по 1989 год осуществляли секретную программу очистки военных рядов от военнослужащих нетрадиционной сексуальной ориентации. Применяли все средства: от лечения электрошком до химической кастрации.
Точное число жертв неизвестно, однако, по утверждению армейских врачей, во время «чисток» различным запрещенным экспериментам над человеческой природой подверглись около 1000 военнослужащих. Армейские психиатры по поручению командования вовсю «искореняли» гомосексуалистов: тех, кто не подвергался «лечению», отправляли на шоковую терапию, заставляли принимать гормональные препараты и даже заставляли делать операции по смене пола.

В результате изучения главы обучающийся должен: знать

  • • историю возникновения, определение, виды экспериментов и их специфику в социально-психологическом исследовании;
  • • процедуру проведения и проблемы социально-психологического эксперимента; уметь
  • • составлять сценарий и проводить социально-психологический эксперимент; владеть
  • • способами анализа и интерпретации результатов эксперимента.

История развития, определение и классификация метода. Специфика эксперимента в социальной психологии

Анализируя всю историю развития психологического знания, ученые пришли к выводу, что именно метод эксперимента приводит к изменению самого типа психологического знания. Согласно взглядам Я. А. Пономарева необходимым условием развития всей системы психологических наук выступает взаимодействие, а точнее, диалектическое единство теории, эксперимента и практики [1] . Так, он выделял три типа психологического знания: созерцательно-объяснительный (созерцательно-описательный), эмпирический и действенно-преобразующий. Созерцательно-описательный тип знания непосредственно формируется в житейском опыте и фиксирует лишь поверхность явлений. Эмпирический тип знания формируется в недрах созерцательно-описательного, трансформируя и включая в себя его содержание. В нем не учитываются внутрипредметные преобразования (они остаются в «черном ящике»), а фиксируется способ практического воздействия на объект исследования, приводящий к эффекту. Тем самым фиксируется непосредственная связь с практикой. Действенно-преобразующий тип знания формируется в недрах эмпирического, трансформируя и включая в себя его содержание. В процессе его формирования выделяется специфический предмет исследования и вскрываются впутрипредмет- ные взаимосвязи. Связь с практикой становится опосредствованной. Формируется сложная стратегия исследования, которая позволяет управлять изучаемыми явлениями и раскрывать законы в ходе активного воздействия на них.

В современной психологии именно действенно-нреобразующий тип знания становится основным. Данный тип психологического знания требует нового взгляда на накопленные в психологии факты, идеи, различные концепции и пр. и осмысливания их. В настоящее время назрела необходимость системного видения изучаемой реальности, поэтому, прежде всего в системе, следует рассматривать фрагментарные знания. Именно эксперимент в психологии становится важнейшим методом исследования. Например, в социальной психологии к настоящему моменту большая часть всех исследований выполнена посредством экспериментального метода.

Читайте также:  Беспроводная клавиатура для mac

Первоначально эксперимент оформился в психофизике и психофизиологии, ориентированных на естественные науки. Затем постепенно эксперимент стал проникать и в другие области, связанные с общественными науками: в социальную, педагогическую, юридическую психологию и пр.

В 1879 г. в Лейпциге В. Вундт основал Институт психологии, где он активно работал над методом эксперимента, с помощью которого планировал изучение низших процессов. В связи с этим его считают первым мэтром экспериментальной психологии. При этом Вундт использовал два критерия экспериментального метода: 1) стандартизацию условий, позволяющую сравнивать результаты разных исследователей; 2) аналитическое сравнение показателей, что помогает перейти от целостного описания субъективной реальности к выделению переменных. Именно аналитическое сравнение процессов в контролируемых условиях и воспроизводимость результатов выступили критериями перехода к объяснительной психологии, связавшей свой метод с представлениями о научном объяснении.

В отечественной науке в 1910 г. на 1-м Всероссийском съезде по экспериментальной педагогике А. Ф. Лазурский предложил свою концепцию естественного эксперимента. Это был один из первых примеров методологической работы на пути осмысления нормативов экспериментирования. Под естественным экспериментом А. Ф. Лазурский понимал некую среднюю позицию между строгим экспериментом и менее строгим наблюдением. В его характеристике предполагалась возможность «диффузных» экспериментальных воздействий одновременно с приближением к естественным условиям жизни и деятельности субъекта 1 .

В целом возникновение социальной психологии как самостоятельной научной дисциплины среди других психологических наук обязано методу эксперимента. В начале XX в. благодаря классическим исследованиям Н. Триплетта, В. Мёде, Ф. Оллпорта, В. М. Бехтерева и др. были заложены экспериментальные основы изучения «группового эффекта», социальной психологии личности — произошло проникновение эксперимента в сферу человеческих отношений [2] [3] . Именно данный факт способствовал развитию социальной психологии, в частности ее методологии.

Однако на этом этапе развития социальной психологии исследователи мало задавались теоретическими вопросами. Они в основном руководствовались прагматическими соображениями с целью получения фактов, позволивших оптимально организовать совместную трудовую деятельность, выстраивать эффективные коммуникации между менеджером и персоналом, властью и населением. В результате анализа данных, полученных в лабораторных исследованиях, делались тривиальные выводы, что ставило под сомнение вообще целесообразность использования данного метода в психологии.

Следующий, экспериментальный, период становления социальной психологии характеризуется получением нетривиальных фактов, способных поразить воображение как обычного человека, так и власть имущих. Так, эксперименты М. Шерифа, С. Аша, С. Милгрема, А. Бандуры и пр. предъявили феномены о нерациональности действия испытуемых и их пренебрежении моральными принципами. Данные феномены повлекли необходимость решения проблемы экологической валидности психологического эксперимента. Суть экологической валидности в том, что в специально созданных (искусственных) условиях поведение испытуемых столь же неестественно и никакого отношения к их поведению в реальной жизни не имеет. В результате ученые обратились к вопросам о связи экспериментальных данных с внелабораторной реальностью, к дальнейшей «шлифовке» методического инструментария 1 .

Приблизительно с середины XX в. исследовательская (научная) деятельность в целях изучения причинно-следственных связей стала называться экспериментом. В процессе данной деятельности экспериментатор может манипулировать одним или несколькими факторами, при этом контролировать другие. Установление экспериментальных факторов позволяло собрать эмпирические данные в контролируемых условиях и сравнить их но специальным схемам варьирования уровней экспериментальных факторов.

Термин «эксперимент», согласно традициям естественных наук, имеет в социальной психологии два значения: опыт и испытание. По мнению Ю. М. Жукова, эксперимент отвечает на вопрос: «Что может случиться, если. ». К специфическим признакам эксперимента относят [4] [5] :

  • 1) эмпирическое моделирование изучаемого явления и условий его возникновения при их качественно-количественной определенности (экспериментальная ситуация);
  • 2) активное воздействие исследователя на явления (варьирование переменных);
  • 3) измерение отклика (реакции) на это воздействие;
  • 4) неоднократную воспроизводимость результатов.

В исследованиях Т. В. Корниловой эксперимент выступает средством проверки причинно-следственных (каузальных) связей и гипотез, что позволяет рассматривать его как гипотетико-дедуктивный метод познания. Традиционная практика предполагает существование трех необходимых условий для утверждения о том, что отношения между двумя переменными являются каузальными и что направление причинности — от А к В 1 .

Первое условие относится к временной последовательности: причина должна предшествовать по времени эффекту. Обычно это условие соблюсти нетрудно, если исследователь знает, когда испытуемые подвергались экспериментальному воздействию.

Второе необходимое условие для обоснованного вывода о причинной зависимости В от Л: воздействие или воздействия должны быть статистически связаны с эффектом. Для проверки существования такой ковариации используются статистические показатели, которые действуют как фильтры.

Третье условие каузального вывода: не должно быть правдоподобного альтернативного объяснения появления В помимо Л. Это условие труднее всего соблюсти в связи с двумя обстоятельствами. Во-первых, изменения В при воздействии Л могут быть вызваны третьей переменной С. Во-вторых, остается открытым вопрос о подлинном соответствии эмпирических фактов А и В стоящим за ними теоретическим конструктам.

Сегодня в социальной психологии принято называть два основных вида эксперимента: лабораторный и естественный. В общих чертах, естественным является любой эксперимент, не предполагающий каких-либо изменений в условиях жизни человека, отношениях с окружающими и пр. Чаще всего такими экспериментами являются нововведения в организациях (например, введение новой формы, расписания, учебной программы и др.), в группе (например, в семье распределение обязанностей и пр.), в государстве (например, новый закон и др.). Соответственно, при лабораторном эксперименте человек помещается в специальные условия, далекие от реальных, в которых нарушены его привычные взаимоотношения и пр., и в отдельное помещение (лабораторию). К такому виду эксперимента можно отнести занятия в тренинговых группах.

Несмотря на все различия в правилах и условиях этих видов экспериментов, они обладают и некоторыми общими правилами, к которым относят [6] [7] :

  • — произвольное введение экспериментатором независимых переменных и контроль за ними, а также за изменениями зависимых переменных;
  • — выделение контрольной и экспериментальной групп, чтобы результаты измерений могли быть сравнимы с некоторым эталоном.

В предыдущих главах мы уже приводили примеры классификации методов опроса, наблюдения и др. в зависимости от оснований. При классификации разнообразных типов экспериментов ученые также предпочитают выделять основания для нее. На их основании указывают следующие группы:

  • а) но специфике задачи — научные и практические;
  • б) но характеру экспериментального плана — параллельные (наличие контрольной и экспериментальной групп) и последовательные (эксперимент «до и после»);
  • в) по характеру экспериментальной ситуации — нолевые и лабораторные;
  • г) по числу изучаемых переменных — однофакторные и многофакторные эксперименты.

Иногда выделяют естественнонаучный эксперимент (А. Ф. Лазур- ский) и эксперимент «экс-пост-факто» (Э. Христиансен). В свое время А. Ф. Лазурский предвосхитил критерий классификации экспериментов, который связан с ориентировкой на типы переменных. Поэтому возможно различать следующие эксперименты:

  • — «дублирующие реальный мир»;
  • — «искусственные» (или «моделирующие»);
  • — лабораторные.
Ссылка на основную публикацию
Adblock detector